воскресенье, 25 марта 2018 г.

Рамсы из жизни браконьеров

В жизни всякое бывает. Иногда и рамсы выпадают. На Волге это было, в конце 70-х годов.
Вот собирался как-то двоюродный брат Миша съездить в область и вернуться на последнем автобусе за один день. А не приехал. И не то, чтобы совсем не приехал, но мало ли что надумать можно. Ведь поехал-то совсем по пустяшному делу. Справочку какую-то оформить. Но нет, судьба сказала – Надо! – чтоб интереснее было, запоминательней, что ли. Хрену побольше.

В общем, то ли чиновники там подзагуляли, хотя, может быть, еще помаслиться, а заодно и помучить его захотели. Кто знает? Парень он видный, и мало кому вдруг что всхотится. Была бы честь прежде всего оказана ко всякого рода учреждениям. А это вам не хухры-мухры где-нибудь на стройке или на заводе, а дело государственной важности. Отчеты со всех собрать и куда-нибудь выслать, указания сверху донизу донести, начальство во время, по поводу и без повода с чем-нибудь поздравить на митингах и праздниках, массовость и поддержку курсу партии обеспечить. Ласкаво, ласкаво с ними надо. Наче не помажешь – не успеешь. А кто не успел – тот опоздал. Не мне вас учить.


Короче, все дома взволновались. Жена его брови нахмурила, ни с кем не разговаривает, только сыну на ухо что-то нашептывает. Да и мы гадаем, что с ним, где и как в большом городе ночевать будет. Трое нас – брат его родной, я и начальник один, с местного завода. Всем же рыбки хочется. Кроме меня. Ибо я так, как бы в помощь братьям, для их благосостояния. Что же делать? Сети двое суток стоят, пора трусить, а как же без старшего. Решили, едим без него. По фонарям, ориентировочно сверяясь, вышли на место. С третьей попытки зацепили сети. И вот она, самая эмоциональная сыро-рутинная браконьерская работа! Стерлядь, лещ, судак, - не зевай!

А что там еще будет? А тут еще ветер продувает, лодку рвет и качает так, что вода через транец иногда перехлестывает. До берега далеко, до дна глубоко – романтика. Страшная романтика.
А где-то в темени еще и инспектора рыскают. А тут еще стерлядь всеми хрящами сильно запутывается. Упругая в руках, не то что судак или лещ какой. Одно слово – царская рыба. А те рылом не вышли. На безрыбье и рак без рыбы. И разговоры здесь не приветствуются. Лишь иногда пару слов и снова за работу.

А тут брат говорит:

- Тише! Катер какой-то подозрительный…

Подождали, пока по правому борту прошел. Что это вдруг? В затон направился, на ночь глядя.  Странно все это. Ну, сердце успокоилось. Можно снова за работу.

- Что за хрень? – братан вновь говорит. – Опять в нашу сторону правит. Ну, слава богу, к утесу правее забирает.  Можно по новой…

- Сети за борт! – братан орет. – Вот это напряжение, вот это накал страстей!

Братан заводит мотор, а он не заводится. О, нас уже в луч прожектора взяли. Морды в стороны, «кошка», рыба в руках, чуть что – и за борт. Наконец-то завелись. Мотор и сердце в унисон дробят. Как у космонавтов. – Поехали!

На катере что-то в матюгальник кричат,  - да и кто их слушать будет! Вот он, пик погони. У катера скорость выше, но он менее поворотлив. Поэтому Володя взял резко вправо, вывел лодку из-под луча. А затем, меняя галсы, вошли в свой затон и спрятались на противоположном берегу в камышах впадающей речки Арбушке. В тех местах удалой Степан Разин «Сарынь на кичку!» – кричал. Да, возможно, золотую арбу прятал. Ну а мы ребята не кичливые, и поглубже в камыши залезть можем. В общем, с катера поводили прожектором по камышам, да и пошли к пристани ни с чем восвояси. А за ними и мы пересекли затон. Лодку поставили у знакомых. А вдруг считать будут?

Брат пошел к пристани и долго-долго не возвращался. И, как ни странно, пришли они вдвоем, с тем, кто не приехал. Тут все и выяснилось. Что брат на автобус опоздал, затем перебрался к речному вокзалу, затем нашел инспекторов по маломерным судам и уговорил довести домой на своем катере, рыбкой рассчитавшись. Да промахнулся немного два раза.

Может, они там в каютах на грудь еще приняли. Я этого вопроса всерьез не касался. Но к государственным служащим начал относиться с большим вниманием и осторожностью. Воля ваша, посудите сами, - в оправданье браконьеров. Давайте подсчитаем, какие произошли и могли произойти потери из-за нерадивых чиновников какой-то конторы. Считаем: расшатались и поднялись нервы у жены вместе с ребенком; надо полагать, братан тоже был не в восторге от того, когда опоздал на автобус, ибо завтра ему на работу надо было идти. Инспектора зря прогоняли катер туда и обратно, так и не получив рыбы (это Мишин был расчет за доставку). Водитель автобуса меньше на одного человека план выполнил. А это целых 50 копеек.

Правда, Миша заплатил три копейки в госказну за проезд на трамвае, добираясь от автовокзала до речпорта. Пострадали мы втроем. И нервами, и рассудком. Не говоря уже о рыбе, кой какая и пропала. А вот если бы братан не приехал, то как же работа без него проводилась? Ибо он начальником цеха на тот момент работал. Рамсы, да и только.

Вот потому-то и мобильные телефоны на каждого произвели. Чтобы было легче друг за другом шпионить. В таком случае могут быть рамсы и от обратного.


В общем пострадали мы все – кто больше, кто меньше. А если мы все, то это уже государство. Ибо государство это мы. Вот и скажи после этого, что они люди не государственного значения. На том и стоим. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий